Интервью

Евгений Плющенко: У меня много знакомых лежат в Коммунарке

14.04.2020

— Евгений, вы с супругой ведете хронику самоизоляции в своих соцсетях, и выглядит это весело. А не начались ли у вас еще панические атаки из-за жизни взаперти?

— В моей семье такого нет. Нам в этом смысле, конечно, повезло, потому что у нас в Москве собственный дом с территорией. В свое время я здесь сделал футбольную и теннисную площадки. Понятно, что людям, живущим в квартирах, тяжеловато. Ну а мы двигаемся, тренируемся с Саньком, делаем общую физическую подготовку, бегаем кроссы. Территория большая, позволяет. Ну а что делать?.. Надо сидеть дома, мы никуда не выезжаем уже 18 или 20 дней. К этому призываю и всех остальных. Потому что очень много сейчас людей заражаются и попадают в больницы. Это всё накладывается на наших врачей. Давайте побережем себя, близких и наших врачей.

Что касается меня, я продолжаю работать, готовлю программы моим спортсменам на новый сезон. Ставим уже новые задачи. Также веду работу над костюмами. Общаюсь дистанционно с костюмерами. И все равно тяжеловато. Я привык к интенсивному ритму: поездки, выступления, шоу, соревнования. Конечно же, хочется уже какого-то движения вперёд, хочется выходить на лёд, кататься. Но мы понимаем, что все спортивные школы в нашей стране сейчас закрыты, в том числе и моя тоже. Поэтому ждём хороших новостей об окончании эпидемии. Родители звонят, спортсмены звонят: хотят тренироваться. Многие хотят приехать ко мне тренироваться. Но это исключено на сегодняшний день.

— У вас примерная самоизоляция.

— Просто у меня есть друзья и знакомые, которые заразились вирусом и попали в Коммунарку. Многие из них подключены уже к искусственному дыханию. Поэтому не так все просто, как говорили нам в начале. Обстановка буквально за несколько недель конкретно изменилась. Так что к этому нужно отнестись очень серьёзно. К тому же с нами живёт мама Яны (Рудковской, жены Плющенко. — Прим. ред.), а она уже человек в возрасте и находится в зоне риска. Да и вообще, если изначально говорили, что серьезно болеет только старшее поколение, сегодня уже и дети, и люди среднего возраста заражаются. Это может затронуть каждого. Поэтому, когда Сергей Семёнович Собянин и Владимир Владимирович Путин выпустили законы о самоизоляции, мы сразу сели на карантин. 21 марта мы закончили работу на катке и с того дня сидим дома.

— Заранее всем закупились или пользуетесь доставкой?

— Я поехал в магазин и закупил четыре машины продуктов. В принципе, у нас всё необходимое есть. Плюс еще оставались запасы из моего хозяйства в Ленинградской области — мясо, курица, картошка и остальное. Иногда мне мои помощники привозят оттуда продукты. Хлеб мы печем сами.

— Настоящее натуральное хозяйство.

— Конечно. Еще у меня есть перепела, которые несут яйца каждый день, а мы их едим. Все есть, да.

— Об открытии магазина со своей продукцией не думали?

— Нет. Я хочу заниматься своим делом, которое я знаю и которое я люблю. После вот этого кризиса мы приступим к строительству моей школы, и там будет находиться ресторан. Там будет возможность питаться моими фермерскими продуктами. Поэтому все мои спортсмены будут есть вкусную и полезную еду. Вот об этом я думал.

— Как сейчас происходит взаимодействие с вашими подопечными?

— У меня есть помощники, которые занимаются этим. Есть тренеры по ОФП, хореографы. Они занимаются в режиме онлайн каждый день. Поэтому все желающие дети продолжают тренировки с ними. Конечно, родители звонят, родители в шоке, спортсмены сами в шоке.

Когда у спортсмена каждый день по две-три тренировки, и вдруг его сажают в квартиру, конечно, у него энергия начинает выплескиваться через край. Я сам это проходил. Например, когда у меня недельный отпуск, я уже на второй день не мог себе найти место: хотелось прыгать, скакать, хоть как-то двигаться. А сейчас мы уже сидим больше 20 дней.

Я это вижу и по своему сыну: он каждый день носится по дому, играет в футбол, и всё равно ему не хватает этой нагрузки, когда мы тренировались на льду. Тяжело, конечно, в этом плане, но не катастрофа. Думаю, многие спортсмены в этом году уже не поедут в отпуск. Все хотят поскорее выйти на лед и начать готовиться к новому сезону.

— Насколько критичен для профессионального спортсмена такой простой?

— Если спортсмен настоящий профессионал, он всегда сумеет набрать форму. Главное сейчас — заниматься дома. Не важно, какая квартира. В свое время мы снимали комнату в Петербурге, 13 квадратных метров. И в ней я занимался каждый день. Понятно, что какой-то процент формы в домашних условиях все равно потеряется, но, если заниматься ОФП, можно минимизировать эти потери. Отчаиваться не надо. Главное — не разжиреть.

— Топ-3 упражнений, которые можно делать в домашних условиях без специального оборудования?

— Обязательно это приседания: на двух ногах, пистолетики на одной, с перекатами. Можно делать отжимания, качать пресс. Упражнений огромное количество, и для этого не нужно огромное помещение.

— Знаю, что для многих наших фигуристов, в том числе из Петербурга, отмена чемпионата мира стала серьезным ударом. Они находились в отличной форме и должны были бороться за высшие награды. Как им быть в этой ситуации?

— Я могу их понять. Ты готовишься к главному старту сезона — и тут его отменяют. Понятно, что отменили по очень серьезным причинам, но жизнь же на этом не останавливается. Нужно смотреть в будущее и продолжать работать. Чемпионатов мира будет еще много. Ну вот, значит, так боженька распорядился.

— Расскажите о том, из чего сейчас состоит ваш день в самоизоляции?

— Я просыпаюсь сейчас достаточно поздно — где-то в 11 часов. Потом душ, сауна и проплыв в бассейне где-то 20–25 минут. После этого легкий завтрак. В последние дни начал разбирать гардероб и кабинет. Выкидываю мусор, то есть привожу все в порядок. Сегодня мы играли в теннис, я катался на скейтборде, занимался с сыном, играл на компьютере, потом просто ходил по дому, бездельничал. Играем в мини-гольф, бильярд, дартс, смотрим фильмы. Вчера досмотрели «Союз спасения». Гуляю с собаками по территории. В принципе, у нас такая спортивная история. Еще катаемся на квадроциклах по территории.

— Видел, на приставке еще играете.

— Всегда играл и продолжаю играть. Футбол, хоккей, теннис. Сейчас еще вышел новый Call of Duty — играю по сети.

— Илья Авербух, ваш коллега по организации ледовых шоу, на днях заявил, что ему в нынешних условиях нужна поддержка государства. Вам такая поддержка тоже нужна?

— На сегодняшний день нужна поддержка обычным людям. О шоу нужно забыть. Не совсем понимаю, почему частный предприниматель Авербух обращается за поддержкой к государству. Я считаю, что это полный бред. Сейчас нужно помочь бабушкам и дедушкам, волонтерам, которые помогают старшему поколению. Нужно помочь нашим врачам. Слышал, что им добавили по 80 000 рублей. Я считаю, что им надо еще добавить. Ещё раз скажу, что я знаю всё изнутри, в курсе, что происходит, сколько людей попали в беду и в каком режиме работают врачи, наплыв огромный. Вот кому нужна поддержка. А шоу сейчас никому не нужны. Мы в ту же историю попали. У меня все шоу закрылись. Все попали. Очень сложно будет и в дальнейшем, но что делать… Можно отчаиваться, но я не из таких людей. Нужно, наоборот, думать, как дальше жить и как выходить из этого.

— Вы как бизнесмен считаете достаточными меры, которые принимает правительство для поддержания бизнеса?

— У меня ситуация следующая. Я меня частная школа, и я тоже попал. Я арендую каток — это огромные деньги, миллионы рублей каждый месяц. Плюс есть тренерский состав, который я распустил и тоже не знаю, что делать. Но разве я должен бежать к правительству и говорить: «Давайте мне бабки»? Мне кажется, если ты сам решился вести бизнес, то и выходить из положения нужно самому. Ну давайте государство будет помогать там какому-нибудь ресторану. Я считаю, что это полная чушь. Но это моя позиция. Не можешь, значит, иди работать в государственную сферу и будешь застрахован. А так… ты индивидуальный предприниматель, и все риски на тебе.

— Вам аренду не снизили?

— Пока мы общаемся на эту тему. Понятное дело, что мы практически месяц не работаем. Просто у нас есть знакомые, которые снимали офисы, да и мы тоже снимаем офисы, и владельцы этих офисов хотят, чтобы мы продолжали платить аренду. Мы, естественно, против, потому что это форс-мажор. Обстановка сложная.

— Недавно в «Инстаграме» вы выкладывали видео, где учили сына делать шпагат. Он жаловался на то, что ему больно, но вы продолжали занятие. После этого вас обвинили в издевательствах над ребенком. Обязательно ли мальчику проходить через это все?

— Если мы занимаемся профессиональным спортом и ставим задачу быть лучшими, то тренировки должны быть на максимуме. Если мы говорим про физическую культуру, это, конечно, какие-то банальные разминки и тренировка чисто для поддержания здоровья. Поэтому каждый выбирает свой путь. Я иногда читаю критические комментарии, которые пишут люди. Просто эти люди никогда не были связаны со спортом. У меня есть друг, скрипач и композитор Эдвин Мартон. И он мне рассказывал, что он в четыре года начал заниматься скрипичным делом, и занимался он по шесть-семь часов в день. Чтобы достичь суперрезультата, нужно очень много пахать. И тоже знаю, что это такое, так как тоже занимался профессиональным спортом. Это действительно адский труд, когда надо делать какие-то вещи через не могу. И это вам расскажет любой спортсмен — тот же Роналду, Месси, Овечкин, Третьяк.

— Но очевидно, что людей подобные видео шокируют. Вы не думаете об этом, когда публикуете подобные видео?

— Я же живу не для людей. Если мы выставляем какую-то спортивную составляющую, я в первую очередь делаю это для наших спортсменов в качестве примера. В любом случае это лучше, чем слоняться без дела по улице. Думаю, что это каждый понимает, на самом деле.

— В конце прошлого года у вас вышло реалити-шоу «ЯнаСупер», в котором вы принимали самое активное участие. За время съемок не надоело постоянно находиться под объективами камер?

— Это мой второй подобный опыт. В первый раз про меня снимало шоу «Муз ТВ». Они со мной ездили в Японию и в другие страны. Это была пробная история, которая неплохо тоже зашла. Ну а это Янин проект. Мне кажется, он прошел очень удачно. Мы планируем делать второй сезон. Много положительных отзывов. Показали ли мы все? Понятное дело, что все мы не собирались показывать. И не будем делать это в дальнейшем. Но то, что было показано, это было искренне. Никакого сценария не было, хотя многие знакомые не верят в это. Но я могу заверить, что все происходило в живую. Поэтому шоу и получилось таким интересным. Мне, в принципе, понравилось. Хотя не скрою, иногда надоедало, потому что за нами постоянно ходили камеры. Но я понимал, для чего это, зачем это.

— Зачем?

— Чтобы показать нашу семью с другой стороны. Мне многие потом говорили, что наша семья открылась для них с другой стороны.

— Много людей стояло по ту сторону экрана?

— Огромное количество. Несколько съемочных групп.

— Мы с женой тоже смотрели и обсуждали тот момент, насколько это все было искренне. Мне кажется, когда на тебя направлена камера, ты все равно не будешь вести себя на сто процентов естественно.

— Ну не знаю. Все было естественно. Меня камеры не смущали. Может, мы уже привыкли к этому.

— Сколько процентов от вашей реальной жизни было показано в этом шоу?

— Думаю, процентов 20–30.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments