Артур Даниелян: «Даже не думал, что тренеры предложат сделать программу под «Шехерезаду»


— Артур, здорово, что ты уже тренируешься. Но что произошло с ногой?

— После Граца мы начали готовиться к чемпионату мира, но его отменили, начался карантин. Почти два месяца все находились дома, катки были закрыты, и как бы ты ни занимался ОФП, без ледовых тренировок приходилось тяжеловато. В конце мая нам сообщили, можно приехать на сбор в Новогорск. Планировали поставить новую произвольную программу, короткую решили оставить. Приехал Александр Сергеевич Успенский и стали работать.

На удивление, форма у меня была очень хорошей. Думали, быстро сделаем произвольную, будем готовиться к контрольным прокатам. Но уже в Новогорске я стал чувствовать: что-то не то с ногой. Ну, думаю, столько сидели без тренировок, конечно, что-то будет болеть. Но боль в правой ноге то уходила, то возвращалась и даже когда мы вернулись в ЦСКА, это повторялось и приходилось тренироваться с перерывами.

Проконсультировались с врачами, мнения у всех были разные. И хорошо, что благодаря тренерам и федерации удалось отправить МРТ в Германию. Специалисты ответили, что понимают, в чем проблема и лучше мне приехать

— И ты поехал в Мюнхен.

— Да. Это было в октябре. Поехали с сестрой, потому что я несовершеннолетний и нужен был сопровождающий. Огромное спасибо федерации, что помогли нам быстро получить визы, потому что пандемия, за границу мало кто летал.

В Мюнхене мы с сестрой первыми вышли из самолета, чтобы быстрее пройти паспортный контроль, но пришлось ждать, пока созвонятся с клиникой, все выяснится, подтвердится. Первыми вышли и последними прошли паспортный контроль… У меня все как обычно – начинается с «веселья».

В клинике сказали, возможно, потребуется операция. Направили в другую больницу, где сделали рентген, еще одно обследование, подтвердили: операция нужна. Я созвонился с Еленой Германовной, сам я был готов, ждал общего решения. Мне ответили: раз готов – делаем.

Не буду вдаваться в подробности, просто скажу: удалили лишнее. Когда очнулся после операции — гипс на полноги. Два дня еще провел там, а стал выписываться, оказалось, в свои джинсы из-за гипса не влезаю. Пришлось поменяться с сестрой. Хорошо, мне подошли ее джинсы, она натянула мои…

Перемешался я на костылях. Когда приехали в гостиницу, даже умудрился спуститься в магазинчик за покупочками. Не учел, что руки костылями заняты, вернулся в номер с пакетиком в зубах…

— Долго добирались до Москвы, прямых рейсов тогда не было?

— Да, летели через Турцию. И когда приземлились в Стамбуле, я рассчитывал, что мне дадут коляску, но… И только когда я грохнулся, зацепившись за коврик, все всполошились, привезли коляску. Со мной всегда что-то такое случается… В Москву прилетели рано утром, часов в 6 утра. Я еще думал, звонить Елене Германовне или так рано не стоит. Ну а потом начал приспосабливаться к своей новой жизни.

— Что было самым сложным?

— Свыкнуться с мыслью, что быстро вернуться на соревнования не получится. Мои представления поначалу были очень радужными. Но по возвращении в Москву нужно было еще неделю в гипсе ходить, потом швы снимать. Когда их сняли, на ногу надели лангетку, которую еще четыре недели надо было носить. С врачами из Германии мы были постоянно на связи. Они говорили, что делать. Например, советовали брать полотенце и тянуть оперированную ногу на себя, не от себя, а на себя, чтобы разрабатывать. Ну и другие советы…

В середине ноября я начал ходить на ОФП в ЦСКА. Елена Германовна или Марина Леонидовна (Селицкая – прим.) заезжали за мной или сам брал такси и приезжал на каток. В середине декабря уже ходил без костылей. Помню, на свой день рождения в ЦСКА был без них, в нормальной обуви и с шарами…

— В смысле, с шарами?

— На день рождения болельщики преподнесли сюрприз. Подарочки разные и много-много воздушных шариков с цифрой 17. Было так приятно! Все это время столько людей меня поддерживали. Если стану перечислять, на полчаса затянется. Это и тренеры, федерация, врачи в России, в Германии, врачи, которые здесь меня лечат, помогают разработать ногу, конечно, родители, семья, фанаты… Все желали здоровья. Писали и говорили приятные слова.

Пока восстанавливался, друзья домой приходили. Марк Кондратюк, другие… Кстати, когда я соревнования смотрел, из-за Марка все свои накопленные нервные клетки растерял. Переживал за него очень. И на Кубке Первого канала и в финале Кубка страны. Сидел в «Мегаспорте» весь в мурашках, болел за ребят и думал: «Всё, в следующем году надо выступать».

— Двоякие чувства: и ребят поддерживать, и самому хочется на лед…

— Первые старты, которые я пропустил еще до операции, меня сильно «придавили». Эмоционально отреагировал. А потом примирился: есть проблема, надо решать, ну что поделаешь, лучше в этом сезоне, чем в олимпийском. В конце концов, такой год. У всех проблемы. Просто у кого-то серьезнее, у кого-то менее.

Поначалу думал, в середине декабря начну кататься, успею подготовиться к чемпионату России и выступить там. Но вышел на лед только перед Новым годом, в старых коньках, которые разваливались, потому что одна нога была большая, другая нормальная и в новые я влезть не мог.

Я и в обычную обувь с трудом влезал. Думал, операцию сделают и все будет ок, потому что операция не такая серьезная. А на самом деле получилось тяжеловато. Да и пока дома сидел, себя подраспустил. Думал, вроде ничего, а оказалось, нет – лишний вес набрал, немного переел, ну и вырос, внешне изменился за это время. Еще и двигался мало. Сидел, учился. В этом году нужно было закрыть все за 10 и 11 класс, через год хочу сдавать ЕГЭ, поступить в РГУФК, а дальше посмотрим. Сейчас у меня другие приоритеты.

— А какие направления тебя интересуют?

— Психология, например. Мне нравится общение, нравится людям помогать. Хочешь совет – на, хочешь поговорить – выслушаю. Но пока это просто идеи. Есть много интересных профессий. К примеру, мой старший брат – инженер, сестра – фотограф-дизайнер, а я… фигурист. Пока.

— В конце сезона ты все-таки выступил, не на соревнованиях, а на шоу Этери Тутберидзе. Какие были ощущения?

— В Перми я катал новый показательный номер, который поставила Елена Радионова. Под рок. Веселый номер, заводной. Но я больше года не стартовал, не тренировался в полную силу и чуть с ума не сошел, пока его накатывал. Это была моя первая целиковая программа, в которой всего два тройных прыжка, но все равно уставал, были проблемы с «дыхалкой», потому что «физики» не хватало. Надеюсь, на сборах мы все соберем.

Перед выступлением я очень волновался. Меня трясло. Еще свет другой, волнение… Флип прыгнул хорошо, а сальхов, во второй половине, перекрутил, упал. Первый блин получился слегка комом, но я был счастлив, что вообще катался со зрителями, мне этого очень не хватало. Огромное спасибо, что пригласили.

Я ведь хотел выступить в финале Кубка России, даже стал накатывать макеты новой произвольной программы, чтобы по «дыхалке» все нормально шло. Думал, короткую быстро вспомню. Но пока готовился, нагрузки возросли, нога стала побаливать, и врачи посоветовали не форсировать. Словом, с тренерами решили: один старт, ехать на обезболивающих, зачем? Я смирился, продолжил спокойно заниматься лечением, ходил на физиопроцедуры, катался потихоньку и сейчас с весны уже в хорошем режиме тренируюсь. Со временем, надеюсь, все восстановится.

— Можешь рассказать о новой произвольной программе?

— Музыку мне скинула Елена Германовна, когда я был на сборе в Новогорске. Спросила: как тебе? Послушал, мне понравилось. Я даже не ожидал, что мне предложат такое. Думал, какой-нибудь Египет, что-то восточное, но не «Шехерезаду». Не знаю, почему. Такая красивая, сильная музыка… Программа классной получилась…

Старая короткая пока остается в качестве запасного варианта. Дальше посмотрим по сезону. Сейчас нужно форму набрать, прыжки стабилизировать…

— Интересно будет посмотреть. А сейчас сбор, подготовка к сезону?

 — Да, сбор в Новогорске. Подготовка. Конечно, сложно про себя говорить, но мне кажется, за это время я изменился — помудрел немного. Стал больше ориентироваться на свои внутренние ощущения, с тренерами теснее стал контакт. Раньше я боялся лишнее слово сказать, все держал в себе, а сейчас понял: в чужую голову не залезешь и надо больше говорить. Стал более открытым, более спокойным.

Сейчас главное для меня восстановиться, накатать программы, подготовиться к прокатам. Это тяжело, но я готов максимально отдаваться делу, чтобы все было на высшем уровне. Потому что следующий сезон – сезон века, поэтому надо держать себя в концентрации, не только на тренировках и соревнованиях, а в принципе во всём. Шаг влево, шаг вправо и можешь потерять равновесие, что-то пойдет не так. Конечно, до сумасшедшего состояния доводить себя не стоит, надо просто ответственно ко всему подходить и двигаться вперед шаг за шагом.

— Здравые рассуждения. Спасибо, Артур, здоровья и успеха.

Источник: ФФККР

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Svinka
04.06.2021 14:40

Главное не Призрак Оперы и не Кармен