Федор Зонов. Интервью

Пример HTML-страницы


– После короткой программы в миксте прозвучала фраза «Хочется просто проехать программу и забыть» — к чему это было? Сезон дался тяжело?
– На самом деле, мне не очень нравилась произвольная программа, я хотел просто откатать её в последний раз и пойти дальше. Это было не про то, что я хочу забыть этот сезон.

– Если выбирать из твоих предыдущих программ, была ли такая, которую катать было действительно в удовольствие?
– Когда мы ставили программу «Корсар», я думал: «Какая-то странная постановка». Но буквально ко второму старту мне очень понравилось её катать, я сходил на балет, воодушевился, и мне понравилась сама программа. Ещё выделю «Листопад», с которым выступал на своём первом этапе Гран-при среди юниоров.

– Прошедший сезон стал для тебя первым во взрослых. Насколько сложно тебе дался переход из юниорского катания во взрослое?
– Не скажу, что сильно ощущались различия, будто это небо и земля. Просто пришло понимание, что нужно усложняться, чтобы занимать высокие места, больше тренироваться, больше вкладываться в подготовку и накатывать программы, чтобы чисто кататься. Даже одно падение очень сильно влияет на результат, когда соревнуешься по взрослым. Сейчас все стали сильнее, и, если посмотреть на международные соревнования, мужское одиночное очень хорошо развивается. Существенных отличий юниоров от взрослых не чувствовалось, всех видел, с кем-то уже соревновался.

– Можешь ли выделить самое яркое событие в сезоне?
– Падение на дорожке после чистой короткой программы и всех исполненных прыжков на Гран-при в Казани.

– В стиле Ильи Малинина?
– Это, кстати, было как раз через неделю после того этапа Ильи (смеётся). И я тоже прилёг. Еду, смотрю – судьи сидят, и я тоже решил присесть. И после этого старта я понял, что отобрался на чемпионат России, и это тоже было одним из приятных моментов в сезоне.

– На самом чемпионате России получилось далеко не всё, ты отмечал, что выступал на нём с травмой. Многие спортсмены рвутся выступать, даже когда со здоровьем есть проблемы. Почему?
– Для меня это было важно, потому что это мой первый взрослый сезон. Я сразу же отобрался на чемпионат России и подумал, что если я отобрался, то почему я не должен туда ехать? Я сделал это, я попал в число участников.

– Конкуренция в мужской сборной сейчас запредельная, но при этом вы все хорошо общаетесь друг с другом. Как ты думаешь, с чем это может быть связано?
– Не могу конкретно ответить на этот вопрос, просто, наверное, влияет эта дружественная атмосфера, когда вы приезжаете на старт. Все хорошо друг к другу относятся, все общаются. Когда ты выходишь на лёд, вы соперники, а за пределами льда, даже непосредственно перед разминкой, можем спокойно разговаривать, пока нас не вызовут. На льду каждый сам за себя, а за его пределами все стараются дружелюбно относиться друг к другу.

– Истории про откручивание шурупов и стекло в коньках – это не про мужское одиночное?
– Не знаю, по крайней мере, я такого не встречал. Даже когда мы переодеваемся перед стартом, все шутки шутят и находятся на позитивных вайбах. Все ребята молодцы, все тренируются, и каждый показывает то, на что он способен. За пределами льда нет никакого соперничества.

– В этом сезоне ты добавил в программы четверной риттбергер, также ты отмечал, что на тренировках работали над четверным сальховом, флипом, лутцем. Как сейчас обстоят дела с четверными?
– Я готовлю всё, но чуть-чуть меньше лутц беру. Хотя сам понимаю, что могу прыгать четверной, и это просто психологический момент: из-за того, что я травмировал ногу именно на нём, мне тяжело в него входить. Думаю, будем увеличивать объём напрыгивания и лутца, и других прыжков, нужно больше работать. У нас два часа льда, нужно успеть и программу откатать, и свой набор отпрыгать, успеть поработать над четверными, повращаться. Не так много времени остаётся на изучение новых прыжков, но думаю, что это реально.

– Четверной риттбергер многие называют самым коварным и опасным квадом, но при этом тебе он даётся легче других четверных.
– Когда начинал учить риттбергер, и тройной было легче всего сделать. Поэтому подумал, почему бы и не понапрыгивать? Так и пришёл к этому, брал то, что легче всего.

– На этапе в Красноярске у тебя брала интервью Алина Загитова, в нём она назвала тебя Зефиркой. Это она дала тебе в детстве это прозвище?
– На самом деле, я не помнил этого до самого интервью с Алиной, когда оно прошло, я прошерстил интернет и нашёл, что такое правда было (улыбается). Точно не могу сказать, как его получил. Мне было лет 10-11, я катался в Кирове, своём родном городе, и нас пригласили на небольшие сборы в Новогорск, там мы и общались. Познакомились ещё до этих сборов на всероссийских соревнованиях в Кирове.

– Следишь ли ты за международными стартами?
– Смотрел все крупные старты – этапы Гран-при, финал, чемпионат Европы, чемпионат мира и некоторых отдельных спортсменов на чемпионате четырёх континентов.

– Есть ли кто-то, кто особенно запомнился?
– Мне очень нравится Адам Сяо Хим Фа, его программы от Бенуа Ришо, мне нравятся идея, задумка и музыка. Понравился прокат Ильи Малинина на чемпионате мира, это было до мурашек. Сёма Уно нравится, Юма Кагияма, у всех лидеров есть что-то, что привлекает.

– Адам в этом сезоне активно продвигал сальто, ты никогда не задумывался над тем, чтобы попробовать?
– Сальто – нет, мне кажется, это то, что я не сделаю. Я могу сделать то, что делает Илья, кажется, это называется «двойной бедуинский». Делал в зале, на льду ещё пока нет. Люблю бедуинский прыжок сам по себе, так что идея показалась заманчивой.

– Если говорить о другой фишке Малинина – четверном акселе, думал ли ты о том, что это возможно для тебя? Возможно, когда этот прыжок удалось покорить Владу Дикиджи?
– Я бы не сказал, что это невозможно, но для меня главная задача – прыгнуть все базовые четверные, а уже потом задумываться о чём-то более сложном. Как я могу заявлять, что прыгну четверной аксель, если я не прыгаю остальные четверные? Это просто глупо.

– Болельщики часто отмечают твои навыки катания. Делаете ли вы на этом в группе особенный упор или же многое зависит от природных данных?
– Даже если есть мегаталант, ты не сможешь его развить без уделения внимания ему, не сможешь продвигаться или даже удерживать его. Мы по полтора-два часа в неделю уделяем только скольжению – перебежки, крюки, вся база.

– Обычно парни больше любят прыгать, а тренировки по скольжению кажутся скучными. Нравятся ли тебе эти занятия?
– У нас очень хороший специалист, это как-то приятно само по себе – ты выходишь, с тобой работают, на неделе вы отрабатываете дорожки. Тебе приятно оттого, что человек погружён в это, и тебе тоже становится интересно заниматься. Люблю прыгать, но и скольжение нравится. Самыми тяжёлыми для меня были вращения, мы ходили на дополнительный лёд, чтобы отрабатывать их, вращался по часу в день.

– Ты достаточно долго уже тренируешься в группе Валентины Михайловны Чеботарёвой. Какие её качества мог бы выделить?
– Думаю, спокойствие и рассудительность. Это, наверное, самое главное.

– Какое-то время лидерами группы были Михаил Коляда и Станислава Константинова. Равнялся ли ты на них в чём-то?
– Мы катались сначала на разных льдах – они в старшей группе, я – в младшей. Вместе начали кататься года с 2018-го, когда я что-то начал прыгать. В Мише мне нравился его спокойный подход к тренировкам, думаю, это чем-то похоже на Валентину Михайловну. В Стасе мне нравилось упорство, она была «разбейся, но сделай». Когда есть какие-то примеры, ты тянешься за ними. Они что-то напрыгали, а ты мелкий, ничего не умеющий, пытаешься повторить. Сейчас из-за этого тяжелее, нет никого старше, тянемся просто к небу (улыбается). А в детстве тянулись за Мишей и за Стасей.

– Ты поступил в спортивный вуз в прошлом году. Планируешь в будущем начать тренерскую карьеру?
– У меня большого выбора не было, пока ты тренируешься, совмещать спорт и учёбу очень тяжело. С учётом того, что тренировки в первой половине дня, пока проходят пары, я бы толком не успевал учиться, а в Лесгафта спортсменам проще сдавать предметы и нагонять материал.

– В миксте ты отметил, что половина новой произвольной программы уже поставлена. С кем вы над ней работали и как подбирали тему?
– Музыку выбирал я. Не знаю, можно ли назвать это чем-то новым, это не привычная лирика, которую я обычно катал. С одной стороны, что-то новое, с другой – не особо. Саму эту музыку ещё пока никто не брал.

– По ходу сезона как-то задавала уже подобный вопрос в микст-зоне: можешь ли ты себе представить программу под музыку из аниме? Не искал ли для нового сезона что-то из саундтреков?
– Да, почему нет? Всё возможно. Когда выбирал музыку к следующему сезону, натыкался на разные саунды из аниме и думал: почему бы не взять? Какая разница: есть произведение, есть сюжет, просто нужно перенести это на лёд. Ставят по сериалам, ставят по фильмам, мультфильмам, аниме – это тоже мультфильм, грубо говоря. Сюжет есть и там, и там, музыка и там, и там.

– Что можешь посоветовать из последнего просмотренного?
– Последнее, что смотрел – «Семья шпиона». До этого первые три серии «Ветролома», «Реинкарнацию безработного». Ещё «Провожающая в последний путь Фрирен», оно хорошее, советую.

– Есть ли какой-то топ-3 аниме, которые стоит посмотреть каждому? С чего посоветуешь начать?
– Это самый сложный вопрос, если честно (улыбается). Никогда не знаю, с чего начать.

– А ты сам с чего начал?
– С «Хвоста феи» (смеётся). Это был первый или второй класс школы, я был в летнем лагере, и там была девочка, которая увлекалась аниме. Она сказала посмотреть, ну я и посмотрел. Я не то чтобы огромный фанат, чтобы за всем следить, но посмотреть могу. «Тетрадь смерти» начинал два раза, первый раз дошёл до середины, подумал: «Ну ладно, как-нибудь потом досмотрю». А во второй раз досмотрел до конца. Люблю детективы, было достаточно интересно.

– «Атака титанов»?
– Нет. Оно не слишком жестокое, просто почему-то не могу начать, выбираю что-то другое. Попался в ленте какой-нибудь отрывок, ищу и смотрю, потом оказывается, что это онгоинг, и думаю, зачем я это начал.

– «Наруто»?
– Тоже нет, если «Атаку титанов» я когда-нибудь посмотрю, то «Наруто» – нет, просто это не для меня.

– У тебя никогда не было в голове такой мысли, что аниме – это что-то для детей?
– Есть же совершенно разные аниме для разных людей. Самым первым я посмотрел «Унесённые призраками» Хаяо Миядзаки, но я посмотрел его как мультфильм в детстве. Потом уже оценил остальные полнометражные работы, последнюю – «Мальчик и птица» – тоже советую, интересно получилось. Есть люди, которые это осуждают, есть фанаты, я отношусь нейтрально: хотите – смотрите, не хотите – не смотрите.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии