Софья Шевченко и Андрей Ежлов. Интервью

Пример HTML-страницы


— Как бы вы описали прошедший сезон одним словом?

Софья: Многогранный. Были как очень сложные моменты, так и действительно радостные. Преодолений было много.

Андрей: Для меня вообще всё новое. Первый год в мастерах, второй год в танцах. Это было сложно, но круто.

— В целом впечатления больше положительные?

Андрей: Положительные. Более чем.

— Чем больше всего довольны из того, что получилось сделать?

Софья: Собственным прогрессом в катании. Если говорить про соревнования, то самые лучшие прокаты были на Спартакиаде. Мы действительно хорошо подготовились. После чемпионата России были немного расстроены, что ещё больше мотивировало нас подойти в лучшей форме к следующему старту. Работали действительно много и, как нам кажется и как отмечали люди со стороны, мы сделали большой шаг вперед.

— Андрей, насколько за этот год тебе удалось приблизиться к Соне?

Андрей: Не знаю, наверное, на сколько-то удалось. Но ещё не до конца. Всё-таки двухлетний опыт в танцах против восьмилетнего даёт о себе знать.

— Соня, а ты как оценишь прогресс своего партнёра?

Софья: Я больше могу сказать про прогресс пары, наверное. Прогресс Андрея пусть оценивают Андрей и специалисты. Что касается парного катания, становится чуть легче. Ещё всё-таки тяжеловато, но какие-то танцорские вещи Андрей начинает уже больше чувствовать. В этом году в постановке программ это очень видно, Андрей многое предлагает, берёт на себя инициативу. Мы его идеи воплощаем, и это здорово, создаётся ощущение парной работы.

— Уже удалось скататься за это время или ещё предстоит какое-то время?

Софья: Я думаю, что предстоит. Какие-то базовые вещи мы научились делать, но всё-таки работы ещё много. Существует мнение, что, чтобы паре скататься, нужно три года. Могу сказать, что я с этим согласна. Знаю по себе — когда перешла из одиночного катания в танцы, многие вещи начала чувствовать по прошествии трёх лет.

Андрей: Позиции, переходы и чистоту исполнения шагов нужно улучшать. Конёк у меня был поставлен ещё в одиночном катании, а с танцорскими навыками пока сложнее.

— Но вы настроены работать вдолгую?

Софья: Настроены. Надеемся, что всё получится. Можно многое планировать, а сложится всё совершенно по-другому. Если посмотреть на мировой уровень, парам, которые сейчас находятся в топе, за 30 лет, и каждая их программа выглядит как произведение искусства. Видно, что люди берут своим опытом, своей совместной, очень продолжительной работой… Все пары разные, у каждой есть свой стиль, своя индивидуальность, своё лицо. Смотришь на них и понимаешь: тот путь, который они проделали, отражается в профессиональном исполнении буквально каждого шага. Таких пар немного, но я испытываю к ним большое уважение.

— Кто в этом плане вас больше всего мотивирует своей историей?

Софья: Первые три места на прошедшем чемпионате мира. Чок/Бэйтс, Гиллес/Пуарье, Гиньяр/Фаббри. Про итальянцев часто говорили, что у них разные параметры и что у них нет статного вида, однако они своей бесконечной работой показывают результат, мне на них очень интересно смотреть. Английская пара Фир/Гибсон в этом сезоне яркая. И несмотря на то что многие пары сейчас катаются в ведущей группе мира у одного тренера, они все разные. Видно, что спортсмены сами включены в процесс, придумывают идеи и воплощают их на льду, каждый по-своему. Здорово. Хочется к ним стремиться.

— Само становление пары было тяжёлым и были кризисные моменты, когда всё могло оборваться?

Софья: Я не могу сказать, что были такие кризисные моменты, когда действительно всё могло оборваться, потому что и я, и Андрей изначально поняли, что хотим кататься и достигать результатов, и наши намерения довольно серьёзные. Но, безусловно, сложные моменты были, сначала было очень непросто. В пару вставали совершенно разные люди, с абсолютно разной техникой. На льду были как лебедь, рак и щука: один в одну сторону тянет, другой — в другую. Но Елена Станиславовна Масленникова, даже когда что-то не получается, умеет всё свести на нет, успокоить, перевести в позитив. Это невероятное качество для тренера, потому что обычно происходит так, что и тренер начинает подключаться к волне негатива и неудачи, кричит, и всё ещё больше разваливается. А Елена Станиславовна — наоборот. Конечно, она очень многое для нашей пары сделала.

— Насколько для спортсмена вообще важно, чтобы тренер был человечным? Можно ли без этого обойтись?

Андрей: Мне кажется, что без этого нельзя обойтись. Тогда не будет нормальной работы, прогресса и результата.

Софья: Это правда. Когда я работала тренером, для меня было крайне важно отношение ребят ко мне. Несмотря на то что я в этой роли достаточно требовательная и строгая, с ребятами всегда старалась находить общий язык. Знала, что, если я пришла на тренировку, приветливо поздоровалась, мы что-то обсудили, посмеялись, спортсмены выходят на лёд настроенные и заряженные, они мне доверяют и готовы меня слушать. Продолжаю следить за всеми ребятами, очень их ценю.

Андрей: Важно, чтобы тренер был другом. Не только тренером.

Софья: На собственном опыте поняла, что это также очень отражается в языке тела. Оно двигается по-другому, когда ты не боишься, не закрываешься, катаешься свободно, можешь экспериментировать с движениями. Когда знаешь, что тренер в случае чего тебя поймёт и поддержит, в теле появляются пластичность, свобода движений, амплитуда, совершенно другая мимика. Это не может не сказываться на катании.

— У Елены Станиславовны богатый опыт работы в «Ледниковом периоде», в ледовых шоу. Отражается ли это в тренерстве?

Андрей: Отражается, это вообще какое-то другое видение фигурного катания.

Софья: Она широко видит и широко мыслит. Для неё это действительно творческий процесс, частью которого мы все становимся. Сначала мне было непривычно, но потом я влилась и поняла, что так тоже можно работать, и это здорово.

— Насколько это сложно? Не каждый спортсмен может легко подключиться в такой процесс, ведь здесь важно, чтобы присутствовала творческая жилка.

Андрей: У нас эта жилка есть, поэтому нам не так сложно. Сейчас, когда я ставлю программы детям, понимаю, что где-то хочу сделать так, как делает Елена Станиславовна, взять какую-то конкретную историю и от начала и до конца на протяжении всей программы её показать, чтобы это было интересно.

— Вам ближе, когда есть какая-то конкретная история, нежели абстракции?

Андрей: Показывать что-то абстрактное — это неинтересно. Как спортсмену, так и зрителю. Какой в этом смысл? Интереснее увидеть историю от начала до конца.

Софья: Конечно, есть современное искусство. Если есть хорошая пластика, хороший конёк, можно демонстрировать под музыку только это. Но, на мой взгляд, внутри любой программы должно быть внутреннее наполнение. Каждый человек, который смотрит на постановку, проживает эту историю по-своему. Если он не знает либретто, то вспоминает истории из собственной жизни. Завязка, конфликт, развитие действия, кульминация, развязка — всё это обязательно должно присутствовать. По крайней мере, внутри себя пара должна нести определённую историю. Как её поймут — уже дело зрителя. Главное, чтобы его зацепило, тронуло.

— Вы уже смогли определиться, какое направление будете развивать в своих постановках?

Софья: Не хотим развивать что-то одно и на этом зацикливаться, хотим пробовать разное. По прошествии сезона поняли, что сейчас нам нравится и подходит зажигательный, резкий и яркий танец. Основываясь на этом, поставили новую произвольную программу.

— А про ритм-танец уже можете что-то сказать?

Андрей: Мы взяли Элвиса Пресли. Надо будет поработать над имиджем.

Софья: Музыка интересная. Нужно и темп держать, и возможность расслабиться, протянуть движения есть… В тех десятилетиях, которые были заданы, есть много зажигательной и весёлой музыки. Мы предлагали Елене Станиславовне разные варианты, но идея кататься под Пресли принадлежит ей. «Зачем мы будем катать ни о чём и передавать просто какой-то абстрактный танец, когда есть действительно известные культовые вещи тех времен, на которые можно равняться, и образы, которые можно переносить из поколения в поколение», — так она сказала.

Мы поняли, что это действительно работает. Когда ставишь малоизвестный трек тех годов на льду, да, есть веселый настрой, хочется двигаться, танцевать, но за ним больше ничего нет. Когда же ставишь известных исполнителей, сразу появляется определённый образ, вырисовываются движения, это уже целая история. Наверное, такой вариант более выигрышный и зрелищный.

— Но при этом, мне кажется, это ещё и дополнительная ответственность. Элвиса брали, берут и будут брать, и в этом обилии программ под одну музыку сложно выделиться.

Софья: Мы же не претендуем на то, чтобы сделать пародию на Элвиса Пресли, сделать его максимально точную копию. Да, многое берём за основу, однако всё же стараемся адаптировать танец под себя и показать его так, как чувствуем мы. Да, его голос, стиль и настроение, но наша интерпретация.

Есть мнение, что нужно хорошо подумать, прежде чем брать Майкла Джексона. У него действительно сложная, неповторимая пластика, однако, опять же, у каждого фигуриста свое виденье. Точно никто не подумает, что на льду Майкл Джексон или кто-то очень приближенный к нему, но такой задачи и не стоит. Все знают, что на льду спортсмен, который просто передаёт образ и делает это по-своему. Зрителям нравится, трибуны всегда приветствуют известные хиты.

— Но тут опасность в том, что могут быть сравнения программ. Взять того же Майкла Джексона, много кто в этом сезоне его брал, и было много обсуждений, у кого постановка лучше. В этом плане не страшно брать что-то известное?

Андрей: Конкуренция – это хорошо. Пусть обсуждают, пусть сравнивают. Это только в плюс.

Софья: Что касается артистической части, то разные люди видят по-разному. Кому-то ближе одно, кому-то ближе другое. Сколько людей, столько и мнений.

— Вам удаётся что-то своё привнести в постановки? Или с такими талантливыми постановщиками, как Елена Масленникова и Илья Авербух, это сделать сложно?

Андрей: Главное почувствовать музыку, тогда движения льются сами. Предлагаем много своих вариантов, постановщики смотрят со стороны и говорят, что выглядит хорошо, что мы оставляем.

Софья: Да, если Елена Станиславовна видит, что спортсмену нравится и подходит музыка, она говорит: «Иди потанцуй», и, уже отталкиваясь от пластики спортсмена, из его движений компонует танец.

Андрей: Елена Станиславовна предлагает что-то своё, и, если спортсмену понравилось, вставляет в программу. Если же спортсмен сомневается, она либо доказывает, что это действительно хороший вариант, либо вместе ищем что-то другое.

Софья: Я с Еленой Станиславовной в плане постановочных вещей действительно поняла, что такое компромисс. Она всегда за то, чтобы пробовать. Даже если видит, что нам какая-то идея не очень нравится, говорит: «Ребят, вы просто попробуйте. Если не получится, значит, не получится. Но если вы не попробуете, можете упустить движение». Это правда. Пробовать, искать разнообразные варианты — важно. Сейчас программы мы ставим именно так.

— Это прям максимально индивидуальный подход. А Илья Авербух работает с вами в плане программ?

Софья: Да, в произвольном танце он был важным звеном в цепочке выбора музыки. Мы взяли довольно глобальную, известную тему, но при этом она звучит в очень оригинальном исполнении. Хореографию подбираем соответствующую.

Андрей: Вы таких мелодий не слышали, скажу вам точно.

Софья: Да, мы не видели, чтобы под эти композиции кто-то катался. Илья Изяславович приходил на тренировку, мы вместе несколько часов слушали разную музыку, они обсуждали её с Еленой Станиславовной. Он сделал несколько ключевых выводов, которые сложили композицию программы.

— Для вас было важно взять что-то оригинальное, что никто не брал, или просто так совпало?

Андрей: Хотелось, конечно, отличиться оригинальностью, но тему мы взяли достаточно известную.

Софья: Я могу сказать, что мы, наверное, наоборот, не рассчитывали взять то, что никто не брал. Тема обширная. Идея программы пришла достаточно давно, мы долго искали музыку и не могли найти то, что брало бы за душу, было бы действительно мощно, оправдывало бы наши ожидания касательно этой темы. Компоновали разные варианты, классические и неклассические, мешали. В итоге пришли к выбору, который всех действительно зацепил, и сошлись на том, что будем ставить программу.

— Соня, ты рассказывала, что сейчас действуешь не из каких-то целей, а из любви к фигурному катанию. Ты постепенно к этому пришла или в тебе это всегда было?

Софья: Я пришла к этому через достижение каких-то целей и понимание, что от этого моя жизнь кардинально не меняется. Да, появляется звание, но внутреннее наполнение не меняется. Ты выигрываешь что-то, радуешься, проходит время — и вот ты опять стоишь около катка и опять тебе надо работать. После достижения некоторых целей бывает чувство опустошения. Или, наоборот, бывает так, что всеми силами идëшь к цели, потому что представляешь, что после её достижения начнется сказочная жизнь, а, когда её достигаешь, ничего волшебного, по сути, не происходит. Конечно, кроме невероятных эмоций в моменте и какого-то времени после.

Я поняла, что если нет наслаждения в пути, то цель не оправданна. Сколько спортсмены катаются, чтобы за четыре минуты на Олимпиаде показать свой максимум!? Всю жизнь. Если бы не было длинного и сложного пути, наполненного любовью к своему делу, медаль не имела бы ценности.

Сейчас, когда я катаюсь, конечно, есть много трудностей. Далеко не всегда всё получается, где-то злишься, расстраиваешься. Всё-таки, когда к делу относишься серьёзно, и реакция на неудачи достаточно эмоциональная. Однако именно в моменте, когда двигаешься и танцуешь на льду под музыку, находишь особый уровень медитации. Эти ощущения ни с чем несравнимы. Я уходила из спорта и, наверное, именно за ними вернулась. Чувствую, танец – это абсолютно моё. Находиться в моменте на льду, уметь его прочувствовать, прожить – самое главное.

Безусловно, нужно ставить перед собой цели, идти вперёд и их достигать. Но если руководствоваться только целью, большая вероятность того, что после достижения она себя не оправдает с эмоциональной точки зрения, ты можешь разочароваться. И зачем тогда столько усилий, если от пройденного пути не получил удовольствие?

— Удаётся ли сейчас получать это удовольствие? Ты говорила в одном из интервью, что начало пути вашей пары было сложным, и ты даже считала, что жизнь тебя проверяет.

Софья: Безусловно, сложно. Когда что-то болит, не складывается, когда злишься и хочется плакать. В такие моменты, бывает, думаешь: «Да я сейчас всё это брошу». Однако то чувство, которое возникает потом, после этих мыслей — оно сильнее. Огромное опустошение, сожаление, нежелание каким-либо образом от этого отказаться и понимание, насколько ценно то, что имеешь. Задаваясь вопросом «готова ли я всё бросить?», понимаешь, как любишь то, что делаешь. Если даже в самые трудные моменты не готов отказаться от своего дела и внутри только от постановки такого вопроса возникает сильное сожаление… Значит, надо набраться сил, спокойствия и как-то всё это пережить.

— Андрей, насколько ты разделяешь эту философию?

Андрей: Всё правильно абсолютно. Я считаю, что нет смысла ставить цели, если ты не любишь своё дело, не получаешь наслаждение от него. Бессмысленно. Не получится просто.

— Андрей, какие у тебя эмоции от твоего первого сезона на высоком уровне?

Андрей: Морально было очень тяжело, как раз таки на прокатах. Я вообще не знал, что и как. «Мегаспорт», тысячи зрителей, судьи, как кататься… Была пустота в голове. Но потом мы откатали ритм, и я понял, что мне понравилось, нас очень хорошо приняли зрители. Помню, как нас объявили, мы выехали, встали на начальную точку, заиграла Тина Тёрнер, зрители сразу начали хлопать, мы поехали, и уже всё пошло гладко. Во второй день нас тепло встретили и на произвольном, зрители. Помню, как нас объявили, мы выехали, встали на начальную точку, заиграла Тина Тёрнер, зрители сразу начали хлопать, мы поехали, и уже всё пошло гладко. Во второй день нас тепло встретили и на произвольном, зрители хлопали, кричали «Давай, давай!», это было очень приятно. После прокатов волнения стало меньше. Потом были этапы Гран-при, и там для меня опять всё было в новинку. Но всё прошло нормально, справились.

Андрей: Более-менее удалось. Со всеми ребятами общаемся, нет никакого неравенства.

— Хочу поговорить о том, чем вы занимаетесь, помимо фигурного катания, что наполняет вашу жизнь. Меня поражает продуктивность Сони: спортивная карьера, участие в шоу, два вуза, при этом ты ещё как-то успеваешь просто жить. Как тебе удаётся всё это совмещать?

Софья: Честно, в таком ритме жить не особо успеваешь. Когда снова начался спорт, я поняла, что где-то надо сбавить обороты, потому что меня на всё не хватает. Тяжело восстанавливаться, совершенно нет времени на себя, а это важно, потому что на каток для хорошей работы надо приходить отдохнувшей и наполненной. Стараюсь балансировать, больше времени проводить наедине с собой и с друзьями, заниматься своими увлечениями. Стараюсь искать гармонию.

— Но я так понимаю, у тебя скоро станет на один вуз меньше, у тебя же выпускной год в ГИТИСе?

Софья: Да, я закрыла четвертый курс, и через полгода у меня будет диплом. Сейчас уже думаю, куда поступить в магистратуру.

— Как ты это всё совмещаешь? Может быть, у тебя есть какой-нибудь классный лайфхак для тайм-менеджмента?

Софья: Я не хочу казаться человеком со сверхспособностями и говорить, что это совсем не тяжело. Когда мотаешься по всей Москве, у тебя огромное количество задач и ты не успеваешь выполнять ни одну из них на максимум, потому что просто не хватает времени и сил, ничего хорошего в этом нет. Я оказалась в такой ситуации, потому что в какой-то момент спорт ушёл из моей жизни и на первый план выдвинулась учеба. Я вернулась в спорт, уже поступив во второй вуз, и подумала: может, не уходить пока? Поняла, что не готова сразу от него отказаться. Тем более я не знала, сложится в спорте или нет.

Не могу посоветовать жить в таком ритме. Сейчас пришло осознание, что нужно расставлять приоритеты. Если что-то делаешь, делай это по максимуму. Когда везде по чуть-чуть — это и стресс, и нехватка времени, и большой недостаток результата. Получается безумная каша, в которой никакой тайм-менеджмент не поможет, хотя бы просто потому, что и на него нет времени. Стала сторонником того, чтобы разграничивать сферы деятельности, и если что-то выходит на первый план, то что-то в любом случае должно отойти на второй. В моём случае сейчас спорт на первом месте, особенно когда идёт сезон.

— Андрей, у тебя тоже насыщенная жизнь: спортивная карьера, шоу, учёба, я так понимаю, ты ещё хореографом подрабатываешь.

Андрей: Хореографом пока нет, я тренер по скольжению, работаю с одиночниками, ставлю им программы. Ещё у меня есть пара увлечений: футбол и теннис. Футболом я занимался семь лет, за «Локомотив» играл, отчасти этот вид спорта в моей жизни продолжает присутствовать. Я хочу попасть в Медиалигу. Хочу играть, навыки остались, ничего не растерял. Продолжаю их поддерживать.

Ещё мне нравится математика. После спортивного института думаю поступить в магистратуру и развиваться в экономической сфере, потому что у меня достаточно хорошие знания в математике. Моя мама закончила Высшую школу экономики, она мне эти знания передала. Сейчас я стараюсь их поддерживать, какие-нибудь олимпиадные задачки решать.

— Соня, а какое у тебя есть хобби? Что тебе помогает перезагружаться?

Софья: Я очень люблю природу, она меня восстанавливает. Люблю долго гулять, ходить пешком, иногда бегаю с музыкой. Друзья и близкие люди сильно помогают переключиться. Стараюсь читать и развивать воображение. С книгой в руках попадаю в другой мир. Когда уходила из спорта, занималась йогой. Я бы и сейчас занималась, но мои учителя уехали в Индию, поэтому нет такой возможности. А заниматься просто потому, что это сейчас модно, я не хочу. Раньше были действительно сильные практики, которые помогли мне многое пережить. Танцы на полу люблю, и рисовать мне нравится. В детстве ходила в архитектурную школу. Когда есть время, стараюсь это увлечение внедрить в свою жизнь, хожу на мастер-классы, приношу картины домой. Кстати, дизайн и интерьер мне тоже интересны, и дома мне нравится поддерживать определенную атмосферу. Считаю, что дом — это моё место силы и восстановления, поэтому люблю за ним ухаживать, внутри создаю уют.

— Что вы любите в плане музыки, фильмов, сериалов?

Софья: Тут мы с Андреем похожи. В плане музыки мы абсолютные меломаны, можем как Меладзе с Лепсом попеть, так и рэп послушать. В плане фильмов в последнее время я не смотрела ничего серьезного, за исключением картин, которые выходили в кинотеатрах: «Мастер и Маргарита» и «Евгений Онегин». Я очень люблю эти литературные произведения, поэтому их посмотрела. А вообще, мы часто смотрим какие-нибудь комедии, чтобы голову отключить. Иногда хочется просто полежать, посмеяться, увидеть яркую картинку и сместить фокус.

Андрей: Я считаю, что русские комедии — одни из лучших. Мне и русские сериалы нравятся. Простой, добрый юмор: смотришь, отдыхаешь, отключаешься.

— Какие рекомендации можете дать: что посмотреть, послушать, почитать из того, что вас зацепило?

Андрей: Недавно мы посмотрели фильм «Лев Яшин» — очень крутой, советуем!

Софья: Я в последнее время переключилась на художественную литературу, прочитала «Портрет Дориана Грея», сейчас читаю «Унесённых ветром». В школе у меня была невероятная учительница по русскому и литературе – Наталья Борисовна, которая меня в ГИТИС и подготовила. Тогда благодаря ей я читала русскую классику, но под предлогом «надо», а сейчас понимаю, как много в этих произведениях заложено, там скрываются важные советы и наставления. Сейчас я бы посоветовала почитать русскую классику.

— Можешь выделить что-то конкретное?

Софья: Булгаков, Пушкин, Гоголь, Толстой…. Наверное, каждый хотя бы раз должен прочитать «Войну и мир». Я прочла все четыре тома. Иногда было сложно, но я совершенно не жалею, потому что в этом произведении почти на любой свой вопрос можно найти ответ. Ещё я люблю поэзию. Мне нравятся Бродский и Маяковский — жизнеутверждающие поэты, с вызовом. Если говорить о более душевной поэзии — Цветаева мне нравится очень.

— Андрей, а ты что посоветуешь?

Андрей: У меня тоже была очень хорошая учительница литературы и русского языка, которая заставляла читать, – Наталья Анатольевна. Никогда не прокатывали краткие содержания, потому что она была очень требовательная, спрашивала такие моменты, которых нет нигде, кроме книжки. Приходилось читать целиком: и «Войну и мир», и «Мастера и Маргариту». Больше всего из школьной программы мне понравилось «Преступление и наказание». А так, я люблю Агату Кристи и Дика Фрэнсиса. Они крайне интересные писатели. У Дика Фрэнсиса в произведениях всегда есть какая-то доля спорта. Он любил конные скачки, и очень много расследований у него было именно в сфере скачек — это вдвойне увлекательно.

— А есть ли люди, чьи биографии вас вдохновляют?

Софья: Современное общество меня поражает и удивляет. Появляется множество разных профессий. Раньше было сложно представить, что они вообще могут существовать. Люди крайне креативные и вдохновляющие. Те же спикеры, коучи, психологи. Я люблю смотреть интервью с совершенно разными людьми, слушать их мнения и разделять точки зрения. Из тех, кто приходит на ум, могу выделить Ирину Хакамаду, Татьяну Черниговскую и Татьяну Мужицкую – я читала их книги, Юлию Меньшову. Недавно посмотрела интервью с бизнесменами Георгием Соловьём – это основатель платформы Skyeng — и Вадимом Федотовым – главой платформы биохакинга Bioniq. Они мыслят так, будто живут в другом измерении. Слушая таких людей, действительно начинаешь смотреть на многие вещи по-другому.

Андрей: Я бы хотел выделить Билла Гейтса, Марка Цукерберга, Александра Егорова, Дмитрия Рудакова, интересно рассказывает Андрей Ковалёв. Мне в целом интересно смотреть интервью с бизнесменами, потому что они смотрят на вещи с экономической точки зрения.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии