Артур Дмитриев. Интервью


— Артур, прежде всего — как вас представлять? Вы действующий фигурист?

— Отталкиваясь от того, что я впервые за три года выступил на соревнованиях, да. Я еще не завершил.

— Тогда логичный вопрос — почему мы вас не видели три года? Как вы приняли решение вернуться? Многие бы наверняка уже сдались и бросили.

— У меня были проблемы со здоровьем, как известно, начались еще давно, перед Сочи-2014. Я сломал ногу, очень серьезная травма связок была, стопа. Мягко говоря, неприятно. Это отразилось на коленях. Пришлось пройти через операцию и длительную реабилитацию. После 2018 года я решил сделать перерыв. Потом еще и коронавирус к нам пришел, очень невовремя. Все это время я потихоньку, не спеша восстанавливался. Сейчас я на завершающей стадии и решил попробовать себя на соревнованиях в США. Прошло, считаю, довольно неплохо. Да, это тот уровень готовности, на котором я сейчас.

— Операция одна была?

— Да, на колене. Мало кто задумывается, но когда происходит травма, вылетает не только поврежденное место, но и другие страдают. Мышцы, суставы. Наш организм имеет свойство компенсировать. Сломал правую ногу, а потом форсировал восстановление, и вылетела левая. Хотелось побыстрее успеть, а получилось как всегда. Вот я последние годы выравнивал этот баланс — закачать здесь, затянуть там. Лечебная физкультура такая.

— Что вы вернулись — установили. С какой целью и в составе какой сборной? Вряд ли мы держим в уме Олимпиаду-2022.

— К Олимпиаде я вряд ли успею, конечно. В России меня не видели как перспективного спортсмена, и мне пришло предложение от американской федерации. Я посчитал, что это неплохой вариант. Выступил на турнире, на национальный чемпионат на данный момент я отбираюсь. Сейчас надо готовиться. Буду смотреть по своей готовности, плавно к этому соревнованию подходить, если получится. Но я намерен возвращаться в строй. Как получится — посмотрим. Настроен я абсолютно серьезно.

— Но сборная США по конкуренции сравнима с российской. Там человек шесть-семь на сборную претендуют.

— Там был интерес к моей персоне.

— Вопросы получения гражданства перед вами стояли?

— Когда отец в 1998-м завершил карьеру, мои родители переехали в США. Он выступал там в шоу, мама работала хореографом с Сашей Коэн, Сарой Хьюз. Мы жили там достаточное время, чтобы получить гражданство. Юридических проблем у меня не возникнет. Оно уже есть.

— Как вообще пришло предложение? Просыпаетесь — а там звонок с неизвестного номера? Или через отца, опять же?

— Нет, отец к этому отношения не имеет, мы с ним не тренируемся с 2018 года, сейчас я работаю со своей женой. Через общих знакомых. Завертелся процесс, и как-то подумал — а почему бы не попробовать?

Занимаюсь я сейчас в Челябинске, приходится находить лед, на массовом катании тренироваться. В зал ходим, качаемся. Выкручиваемся как можем.

— Сейчас многие фигуристы уходят из России в другие сборные, и с чьей-то стороны наверняка могут появиться обвинения в предательстве, тут еще и Америка. С российской стороны какое было отношение?

— Федерация меня спокойно отпустила. У нас много талантливых и перспективных парней в стране подрастает. По крайней мере не будет разговоров, что «деды» не дают дорогу молодым. (Смеется.) У меня появился вариант, почему бы им не воспользоваться? По-моему, логично. Мало кто знает, но я начинал свою спортивную карьеру за США. В 2006 году я пришел к Алексею Николаевичу Мишину и начал кататься за Россию. Поэтому эти разговоры про мое якобы предательство вообще не очень уместны. И пользуясь возможностью, я хочу выразить благодарность всем своим наставникам, у меня их было немало. С ними я прошел хорошую школу жизни. И Алексей Николаевич, и Татьяна Анатольевна Тарасова, и Елена Германовна Водорезова, и Николай Морозов, и Александр Жулин. Мне очень повезло с каждым из этих специалистов и увидеть, как они работают. Это уникальная возможность. Спасибо им всем большое!

— Варианты с другими федерациями были?

— Предложения поступали, но не думаю, что сейчас целесообразно это обсуждать. Раз уже все свершилось, то не очень тактично будет это трогать.

— Вы сказали, что довольны выступлением на отборе на чемпионат США, хотя по контенту, простите, это вряд ли впечатлит большинство российских болельщиков, привыкших к четверным.

— Для того состояния, в котором я был, на данный момент это неплохой результат. Да, были ошибки, не было четверных, контент не такой высокий. Но выйти спустя три года и отсоревноваться — для меня уже успех. Конечно, дальше будем наращивать сложность, входить в форму. Запас у меня есть, сейчас нужно натренировать прыжки и вернуть физические кондиции.

— Но на массовом катании сделать это непросто.

— Да, сложно. Но мне сейчас много льда не нужно. Важнее подкачка, растяжка. Хожу в зал, там у меня много работы. На данном этапе я не спешу. У меня есть опции, где тренироваться в США. Когда наступит момент, я туда перееду и буду спокойно там продолжать. Может быть, буду чередовать. Я не прощаюсь с Россией, думаю, буду сюда приезжать и с кем-то сотрудничать. Понимание у меня есть, как это будет выглядеть. К январю смогу об этом говорить.

— На международных соревнованиях мы вас когда увидим?

— Ближе к лету, думаю, я буду больше соревноваться. Сейчас мне того одного старта достаточно, мне понятно, в каком я соревновательном состоянии, в том числе психологическом. В следующем сезоне собираюсь и на международные турниры. Какого они будут уровня — увидим, но то, что они будут, — безусловно.

— На чемпионатах США вы можете выступать без ограничений?

— Да, абсолютно.

— В соцсетях интересовался, что бы спросили у вас болельщики, и разумеется, все спрашивают — когда кваксель, четверной аксель? Эта цель остается?

— По здоровью я себя чувствую хорошо, мне ничего не мешает. Операция была давно, в 2015-м, проблемы позади. Будем набирать поэтапно форму, если мы подготовим тело, то я не вижу никаких препятствий для исполнения четверного акселя. У меня есть все возможности для восстановления своего контента, мы работаем над этим, главное — не торопиться.

— Каково это — работать с женой?

— Когда есть понимание между людьми, это помогает. Когда мы понимаем, куда идем, сложностей нет. Я и с отцом работал, с мамой по сей день работаю.

— С отцом какой-то разлад?

— Нет, нет, все нормально! Он сейчас усиленно занимается парами, одиночник может даже мешать. Сейчас у него прекрасная возможность вырастить новое поколение чемпионов, которые будут достойно представлять Россию, а может, не только ее. Я с ним созваниваюсь, виделся недавно. Никаких конфликтов.

— За сезоном следите?

— Да, в прошлом году на чемпионате России в Челябинске даже присутствовал. Больше всего мне понравился Кондратюк. Очень прибавил по хореографии. «Гран-при»… Сейчас все готовятся к Олимпиаде, и видно, кто выкладывается, а кто себя бережет, — видно по форме. Интересно за этим следить.

— Тут недавно Михаил Коляда в Турине выступал и вызвал волну дискуссий. Говорят, он способен на гораздо большее, чем показывает. И вообще, вы как одиночник можете сказать — почему у нас девушки выигрывают, а ребята не могут?

— У девушек и парней разная физиология. Это глубокая тема. Если коротко — парни наши тоже прыгают лутцы, но девочки это делают в более раннем возрасте. Немного по-другому у них все работает.

Почему девушки все выигрывают, а парни не могут? Давайте конкретно разберемся. Тот же Коляда. Он ведь неплохо себя показал. В этом сезоне он прыгает и сальхов, и тулуп, в прошлом был только тулуп. Почему он стоит на месте? Видно же, что он, наоборот, наращивает обороты. Да, форма не та, может, еще не скатан достаточно. Но хорошо, что эти степ-ауты произошли сейчас, а не на Олимпиаде.

— Вы необычный фигурист — прыгали четверной аксель, каскад лутц + флип. Нет ощущения, что фигурное катание сейчас зарегулировано? Не хватает нестандартных фишек?

— Честно, есть такое. Раньше много заточек делалось под уникальность хореографии, было больше свободы. Сейчас это проявляется меньше. Хотелось бы больше свободы, креативности. Прыжки — это здорово, прыгать нужно, но хочется увидеть уникальность скольжения, фишечки вот эти. Мне как опытному спортсмену, видевшему многое, этого не хватает.

— Это в России так или общая тенденция?

— По всему миру так. Я бы посмотрел, как сейчас вышел бы Канделоро с шоу-программой, с переодеваниями. Купил бы билет хоть завтра. Вот это хочется увидеть.

— В России по титулам, наверное, один из лучших хореографов — Даниил Глейхенгауз. И про его хореографию иногда говорят, особенно иностранцы, что она как на поток поставлена.

— Хореография для девочек у него, мне кажется, хорошая. Что касается потока… Если это работает — зачем менять? Это всегда риски, сложная работа. Когда это перестанет работать, уверен, они перестроят и сделают как нужно, по-другому. Хорошо это или плохо — не имеет смысла рассматривать. Это приносит результат.

— Хотелось бы еще одну тему поднять — финансовую. Для многих фигуристов стоит вопрос заработка после карьеры. У вас за время перерыва возникал такой вопрос? Видел, вы тренировали, но есть ли этому альтернатива?

— Вопрос индивидуальный. Вообще после спорта можно выбрать любую сферу. Я вот увлекаюсь машинами. Изучаю, читаю про это, подразобрать могу. Кто-то любит другое. У меня тоже получается тренировать, как я это вижу. Конечно, возможно поменять сферу деятельности после спорта. Вопрос в человеке.

— Машины для вас были средством заработка?

— Пока это хобби. У меня стоит старый «Мерседес», подвосстановил его, могу покопаться. Я с детства машины люблю, плюс помогает переключиться. Но о том, чтобы этим зарабатывать или чем-то другим, я еще не думал. Я еще в спорте не все сказал. Но альтернатива у меня была. Финансово за эти три года я себя чувствовал нормально, нужды не испытывал.

— Будет очень интересно посмотреть, как вернется человек после трехлетней паузы. Уникальный случай.

— Мне самому интересно. Безумно! Тем более у меня на это уже другой, взрослый, понимающий взгляд. Самому хочется сделать работу, а вам всем, наверное, интересно будет понаблюдать.

— Есть какая-то планка в голове — до 35, 40 лет реально соревноваться?

— Мы сами устанавливаем это ограничение. Главное — здоровье и желание. Если они есть — почему нет?

— Ваш пример дает надежду болельщикам Загитовой и Медведевой, что они тоже вернутся?

— Приятно, что вы сравниваете меня с такими личностями, как Загитова и Медведева. Вопрос к ним, если у них будет желание — пусть примут решение. Могут мне набрать, я проконсультирую. (Смеется.)

Источник: Спорт-Экспресс

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии